Интересные сайты:



Всю жизнь без сна

Немецкая граната с длинной деревянной ручкой влетела в подвал когда в нем было полным-полно людей, которые укрывались от карателей СС, «зачищавших» небольшую югославскую деревушку от партизан. Станко Дражковича не задело осколками, однако он перенес тяжелейшую контузию. С тех пор и до конца своей достаточно долгой жизни Дражкович ни разу не заснул, как ни бились врачи, и какие, бы лекарства ему не прописывали.

! Этот случай опровергает факт, что для жизнедеятельности человеку требуется сон !

В тот донь Станко Дражковичу исполнилось 23 года, и впоследствии он шутил, что судьба обошлась с ним по случаю дня рождения вполне благосклонно — многие его земляки уже не вышли из того подвала. До контузии молодой крестьянин вел обычный для его сословия образ жизни: работа от зари до зари на свежем воздухе, небогатая деревенская пища, никаких особых волнений и стрессов. После рокового взрыва он некоторое время прожил на малой родине, а спустя несколько лет после окончания второй мировой войны переехал в Белград — так настаивали врачи, которым легче было наблюдать необычного пациента в столице.

Время от времени Дражкович впадал в некую полудрему. Случалось это в любое время суток, системы в его «отключках» не было. Однако и в этом состоянии он внятно отвечал на любые вопросы, читал и писал по просьбе исследователей — просто на какое-то время (не более часа-полутора в сутки) не мог подняться из кресла. Через год после окончания войны он женился. Невеста знала о странном состоянии своего будущего супруга, но ее это не смутило.

— Подумаешь, — смеялась Милана в ответ на предостережения родни и подруг. — Так даже лучше, будет по ночам качать малыша. Бессонный муж лучше обыкновенного. Станко ведь во всем остальном нормальный, даже очень способный, вон сколько он всякого разного навыдумывал.

Действительно, Дражкович, переквалифицировавшись в рабочего на консервном комбинате, с крестьянской дотошностью вникал во все нюансы производства и внес десятка три предложений по совершенствованию выпуска консервированных овощей и фруктов.

Время от времени его укладывали в клинику для комплексного исследования организма. Никаких отклонений! Сердце и легкие — как у олимпийского чемпиона, давление всегда в норме, к депрессиям не склонен, усталости не испытывает. Особо пристальное внимание медики стали уделять чете Дражковичеи, когда в 1947 году у них родился сын. Мальчик рос и развивался нормально, опережая некоторых ровесников, успешно учился в школе, легко поступил в Белградский технический университет, занимался спортом, хотя и не достиг в нем особенно высоких результатов.

В один из вечеров Дражкович-младший вернулся домой с тренировки, пожаловался родителям на усталость, прилег на диван и... потерял сон точно так же, как и его отец. До 23-летия Вулко оставалось несколько дней. Эхо злополучного взрыва гранаты отозвалось в новом поколении.

Дражковичеи исследовали не только югославские врачи — отца с сыном возили в психоневрологические клиники почти всех европейских столиц. Побывал он и в Москве. Советские врачи, подобно своим коллегам из Германии, Англии, Чехословакии, Венгрии, Голландии, не нашли у Станко и Вулко никаких патологических отклонений. Умер Станко Дражкович в 1994 году в возрасте 74 лет, не пережив осложнения на сердце после гриппа.

С Вулко дело складывалось, по мнению исследователей, даже любопытнее, чем с его отцом. Он не спал месяцами, а затем на несколько недель у него устанавливался нормальный ночной сон. Могло случиться и так, что после длительной бессонницы он засыпал прямо на рабочем месте в научно-исследовательском институте.

В 26-летнем возрасте Вулко женился, через год появилась на свет его дочь, которую тут же принялись изучать, просвечивать, обклеивать датчиками. Нормальный здоровый ребенок, ни малейших отклонений.

23 года внучке Станко Дражковича исполнилось в 1997 году. Исследователи волновались и сгорали от нетерпения — станет ли и внучка носителем «гранатного» гена? Спустя год с небольшим ответ был получен: феномен начал угасать в этом поколении семьи, девушка не испытывает дискомфорта от хронической бессонницы — ее приступы случаются крайне редко и продолжаются не более двух-трех ночей.

Остается дожидаться, как природа распорядится со сном самого младшего из Дражковичей — сейчас ему около трех лет и назвали его именем прадеда.








Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: