Интересные сайты:



Болезнь, как шоковая самотерапия


Еше в тридцатые годы XIX века выдающийся немецкий врач Карл Иделер (1795 — 18б0) выявил различия в природе страха и тревоги и предложил механизм их влияния на развитие соматических болезней.

Причины страха, по мнению Иделера, лежат вне человека, причины тревоги — внутри. Человек сам не знает, что именно вызывает его тревогу. Что-то беспокоит его. Что-то мешает ему работать, играть, гулять. Он не может назвать причины своих терзаний.

Постепенно тревога становится невыносимой, а спрятаться от нее нельзя. Но человеку необходима защита. И тогда начинают изменяться все его ощущения. Загнанный в угол человек пытается отвергнуть тот мир, к которому он не способен приспособиться, и построить свой собственный. Появляются галлюцинации, назначение которых — ограждение от враждебного и опасного окружения.

Однако больная фантазия. проявляется не только в галлюцинациях. Она искажает все предметы и по-своему толкует все события. Она постоянно занята тем, что пытается подыскать образ для объяснения своей тревоги, то есть образ врага.

И враг этот нужен не для того, чтобы разобраться в причинах своих страданий, а в качестве объекта возможной агрессии, на котором можно сорвать свою злость и таким образом добиться нервной разрядки.

Но так как объект агрессии обычно находится вне человека и к нему не всегда можно добраться, в подсознании возникает враждебное отношение к каким-то внутренним органам, которые прочно ассоциируются с образом врага: начинается расправа над собственным организмом. Таким образом, подавленная агрессия ведет к болезням и саморазрушению организма.

И вот идеи Иделера, высказанные им более полутора веков назад, неожиданно привлекли к себе особое внимание психиатров в середине 1980-х годов. И далеко не случайно. Дело в том, что в лексикографическом исследовании, опубликованном в ФРГ в 1980-м году, утверждалось, что сто лет назад слово «страх» употреблялось в два раза чаще, чем слово «тревога». Теперь же слово «тревога» встречается в шесть раз чаще, чем слово «страх».

Ярким примером связи между душевным напряжением и соматическими заболеваниями служат болезни сердца. Не случайно говорят о «сердечном волнении», «сердечной привязанности», «сердечном отношении>, «дрожи в сердце».

! Все чувства, которые переживает человек, тем или иным образом отражаются на его сердце !

Некоторые кардиологи даже предполагают, что иногда сердце превращается в символ близкого человека, и на него переносятся все те чувства, которые по каким-то причинам не могут быть выражены открыто. Так, женщина, к примеру, не решается возражать любимому человеку и для того, чтобы уменьшить тоску и избежать депрессии, тиранит свое собственное сердце, вымещая на нем свое раздражение.

Еще более убедительным примером такой связи является желчно-каменная болезнь — одна из самых распространенных в западном мире. По неясным причинам на Востоке, например в Японии, она встречается несравненно реже, чем в Европе. У негров камни в желчном пузыре бывают редко, а жители острова Ява вообще ими не страдают.

Уже в Древней Греции видели тесную связь между печенью, желчью и человеческой психикой. Когда человек волнуется, злится, завидует, это тут же сказывается на работе печени. Недаром говорят «желчный характер» или «у меня зто в печенке сидит».

В 1928 году Е.Витковер решил проверить, как отражаются на работе печени различные переживания. Под гипнозом испытуемым внушалась радость, печаль, тревогу или злость. Во всех случаях, кроме последнего, поток желчи увеличивался. Гнев и злость вели к уменьшению выделения желчи. Выяснилось также, что при внушении радостных чувств желчь принимала более желтую окраску. Оказалось, что от внушаемых представлений зависит и состав желчи.

Швейцарский специалист по психосоматике Дитер Бек пришел к заключению, что люди, страдающие от желчно- каменной болезни, в большей или меньшей степени подвержены неврозу навязчивых состояний.

А возьмите грипп. Ведь никто не знает, какую роль в возникновении этой болезни играют бактерии и вирусы, а какую — то, что организм находится в состоянии кризиса и больше «не желает» сопротивляться воздействию внешней среды. Тот, кто подвергся душевному потрясению, заражается быстрее других. У человека, освобождающегося от отрицательных эмоций и беспокойства, иммунная система начинает работать в полную силу.

Согласно статистике, в Германии гриппом чаще всего болеют в ноябре и декабре. Однако почтальоны в это время не болеют. У них свое особое время для эпидемий: февраль. Объясняется это странное явление тем, что в период новогодних и рождественских праздников почтальона ждут в каждом доме. В декабре почтальон чувствует, что он нужен обществу. Он не только незаменим, он приносит всем радость и поэтому радуется сам. И не болеет.

! Болезнь развивается вовсе не в любой момент, а именно при наступлении кризиса: морального, психического, душевного !

Но это вовсе не значит, что болезнь является исключительно следствием психических процессов.

Дитер Бек в своей книге «Болезнь как самоисцеление» доказывает, что физическое заболевание часто представляет собой попытку залечить душевные раны, восполнить психические потери, решить конфликт, спрятанный в бессознательном. Болезнь — не тупик, а поиск выхода из тяжелого положения. В качестве доказательства этого тезиса могут послужить выводы известного американского специалиста по ожирению Хильды Брук, которая считает, что ожирение играет важную положительную роль. Оно снимает напряжение, защищает человека от всевозможных расстройств и стабилизирует его психическую деятельность. Когда в результате лечения человек лишается жира, который вроде бы приносил ему массу огорчений, веселее он от этого не становится. Наоборот, часто обнаруживается больше поводов для грусти, может начаться депрессия.

Словом, болезнь нередко превращается в своеобразную шоковую самотерапию.









Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: