Интересные сайты:



Свет в конце тоннеля:

Точка отсчёта
Я видел сквозь стену
Монологи о смерти
Модель предсмертного состояния
Тело - это... не весь человек?
Один на один с совестью
Всё своё - ношу с собой?
Исследования продолжаются...
Ожившие мертвецы спасают мир: предсмертный опыт меняет сознание людей
Есть что то большее в жизни
Судьба планеты и "сто обезьян"
Жизнь или смерть? В чём разница и есть ли она...
Жизнь и смерть: где проходит граница?
Живой... труп
Способы определения смерти
Границы клинической смерти
Стадии умирания и страх смерти
Смерть имеет ясную задачу
Ошибка Ромео

Модель предсмертного состояния

Невыразимость

Каждый, с кем общался доктор Моуди, настойчиво подчеркивал невозможность адекватно передать свои ощущения привычными словами.

Способность видеть и слышать происходящее

Многие вспоминали, что отчетливо видели и слышали врачей, медперсонал, близких и т. д. При этом дословно воспроизводили то, что говорилось в тот момент, когда их объявляли умершими.

Ощущение мира и покоя

Состояние, пережитое многими,— удивительное чувство мира, покоя на душе, становится легко и свободно, физическая боль исчезает.

Шум

Люди проходят через всякого рода необычные слуховые ощущения: «жужжащий звук», «громкий звон», «громкое щелканье», «рев и стуки», «свистящий звук», «похожий на ветер», «колокольный звон», «величественная, прекрасная музыка».

Темный туннель

Часто одновременно со звуковым эффектом человек начинает двигаться с большой скоростью через какое-то темное пространство. Описания его весьма различны — ко- му-то это напомнило пещеру, а кому-то — колодец, или что-то сквозное, или замкнутое пространство: «туннель», «дымоход», «пустота», «долина», «цилиндр» и т. д. Терминология различна, но, очевидно, что люди пытались описать один и тот же эффект.

Вне тела

Для большинства людей тело — это самая важная и ощутимая часть себя: «"Я" равно физическому телу, или "Я" и есть мое тело». Пережившие близость смерти ощущали себя так же, поэтому почти все они испытали потрясение или по меньшей мере удивление, когда обнаружили свое тело лежащим «внизу», и понимали, что сами наблюдают за происходящим «сверху». Моуди выбрал термин «духовное тело», чтоб обозначить им то, что он назвал «новым телом», отделяющимся от физического. По Моуди, «духовное тело» обладает рядом особенностей: оно не испытывает боли и холода, не травмируется, на нем никак не сказывается потеря органов и частей физического тела, с невероятной скоростью оно может перемещаться по своему желанию, обладает прекрасным зрением, слухом и множеством других, нехарактерных для человека свойств.

Встреча с другими

Существует немало рассказов о том, что на одной из стадий умирания происходит встреча с духовными существами (будем помнить, что «духовный», по Моуди, означает «бестелесный», «в новом качестве»). Эти существа присутствуют, видимо, для того, чтобы облегчить умирающим переход в новое состояние. Иногда они сообщают им, что время смерти еще не наступило. Их присутствие всегда действует благотворно. Как правило, это умершие родственники, близкие друзья, любимые. Однако известны случаи, когда умиравшие видели совершенно незнакомых людей, выполнявших ту же миссию.

Светящееся существо

Самым невероятным элементом модели Моуди и самым потрясающим для тех, кто прошел через околосмертный опыт, оказывается встреча со Светом. Все отмечают, что вначале он тусклый, затем становится все ярче и наконец достигает невыразимой яркости. При этом он не слепит, не мешает видеть. Абсолютно все называют Свет существом, все уверены, что он Личность, индивидуальность. От него исходят неописуемая любовь и тепло. Человек чувствует сильнейшее влечение к этому Свету.

Описания светящегося существа очень похожи. А идентификация зависит от личной веры, среды, воспитания. Большинство христиан считают, что это Христос. Евреи называют его «ангелом», отмечая при этом, что у него нет крыльев, он не играет на арфе, есть и другие несоответствия внешним религиозным канонам. Люди неверующие, далекие от любой религии и церковной жизни, говорят, что это «светящееся существо». Во всех свидетельствах это был Свет, только обозначали его люди по-разному.
Свет вступает в контакт с человеком: неискренность или ложь по отношению к нему невозможны. Контакт бессловесный — человек просто воспринимает мысль, чаще всего звучащую как вопрос «Готов ли ты к смерти?», «Готов ли ты умереть?», «Что ты сделал в жизни, что можешь мне показать?», «Что значительного было сделано тобой в жизни?»

Картины прошлого

За вопросом следует, можно сказать, самая драматичная часть — «светящееся существо» показывает обзор жизни человека. Становится очевидным, что Свет знает о человеке абсолютно все, до мелочей. Это похоже на некий экран видимых образов. Картины объемные, трехмерные, подвижные, цветные, невероятно реальные и живые. Обзор включает в себя действительно все — от незначительных деталей (потерянная в детстве игрушка) до наиболее важных событий. Многие во время «просмотра жизни» воспринимают это как «урок светящегося существа». Многие «слышат» комментарии и оценки, исходящие от Света! Практически все запоминают главное: Свет как бы указывает (и показывает!), что самое важное в жизни — «научиться любить других людей и приобретать знания».

Граница или предел

Во время предсмертного опыта некоторые люди приближались к чему-то, что можно назвать «границей», или «пределом». Описывают они это по-разному: водное пространство (река, озеро), туман, поле, двери, забор, иногда просто линия. Смысл преграды понимается всеми однозначно: «Если ее перейти, смерть становится необратимой, вернуться будет невозможно».

Возвращение

Момент «возвращения», судя по рассказам пациентов Моуди, также весьма драматичен. Если первые мгновения «выхода из тела» и осознание своей смерти человек часто переживает остро и даже горестно, то возвращение обратно всем дается с трудом. Ему сопротивляются, иногда отчаянно. Это показательно для всех, кто встретился со Светом. Уходить от его невероятной любви никому не хочется, возвращение в собственное тело представляется чем-то ужасным. Правда, бывают исключения: это, как правило, женщины, у которых «здесь» оставались маленькие дети, но и они предпочли бы остаться «там», лишь чувство долга влекло их назад.
Бывает и так, что, возвращая человека, светящееся существо говорит ему о выполнении какой-то миссии — воспитании детей, помощи близким, необходимости завершить образование и т. д.

Как рассказать это другим людям?

Все, кто пережил подобный опыт, не сомневаются в его реальности, необычайной важности пережитого, давшей возможность нового взгляда на мир. Но во время бесед с Моуди они говорили о том, что вряд ли общество с доверием и пониманием воспримет их свидетельства.
Сегодня отношение к проблеме меняется. Переживающие «предсмертный опыт», как правило, охотно рассказывают об этом, в публикациях и книгах называются имена, адреса конкретных «очевидцев» (у Моуди этого нет). После выхода в свет книги «Жизнь после жизни», после начавшихся во всех странах исследований этого феномена люди не боятся, что их сочтут сумасшедшими. Хотя и сейчас они порой сталкиваются с предвзятым отношением к себе и своим рассказам (и на бытовом уровне, и во время попыток что-то объяснить своим лечащим врачам, особенно в России...)
Когда Моуди писал свою первую книгу, эти люди в лучшем случае делились чем-то с одним-двумя близкими людьми, которые часто приписывали эти переживания потрясению или болезненному состоянию. Но была и есть еще одна причина сдержанности: пережитое столь сокровенно и значительно, что рассказывать об этом часто просто нет желания, да и пользоваться привычными словами можно лишь весьма условно — «о самом главном словами не скажешь».

Влияние подобного опыта на жизнь

Для большинства людей, обретших «предсмертный опыт», он оказался значительным событием, приведшим к принципиальным изменениям как в них самих, так и в их образе жизни.
Их жизнь, как правило, становится содержательней, появляется интерес к фундаментальным вопросам бытия. Исследователи отмечают их активное желание осмысливать любое свое действие, проникать в суть любого явления.
«Воскрешенные» стремятся делать добро и совершать те поступки, «которые хороши сами по себе» (по признанию одного из них). Они начинают понимать, что самая важная часть человека — не тело, а дух. В один голос они говорят о пробуждении в себе любви к ближним и о том, сколь важны в земной жизни приобретение знаний и учение вообще.

Новое отношение к смерти

Большинство людей сегодня уверены, что после смерти ничего нет. Почти все они боятся смерти. Те же, кто испытал подобный опыт, все без исключения, перестали бояться смерти. У них нет и тени сомнения, что после смерти есть жизнь. «Мы в этом убедились сами»,— утверждают они.
Никто из них не спешит умирать. Они ценят каждый день как уникальный шанс «успеть что-то сделать для того, чтобы стать лучше». И напомним, эти люди твердо убеждены: «Смерть — это всего лишь переход из одного состояния в другое и выход сознания на более высокий уровень».

***

Американский исследователь К. Ринг описал 102 случая пребывания больных в коме. Вот его данные: 60% пациентов отмечали невыразимое состояние покоя, 37% — отделение от тела; 23% — попадали в туннель, 16% — видели свет, восхитивший их, 8 % — встретили своих ранее умерших родственников и близких. Большинство вернувшихся к жизни упрекали врачей, говорили, что «там» им было лучше, чем здесь. Однако у части опрошенных «опыт смерти» был сопряжен с очень неприятными воспоминаниями.

***

Бывший судебный исполнитель Жерар Дураки, 52 года, попал в автокатастрофу. В результате одиннадцать переломов, многочасовая операция и пребывание в течение суток между жизнью и смертью: «В один момент я оказался над своим неподвижным телом. Я видел его. Попытался управлять им, но оно не подчинялось. Меня стало втягивать в водоворот. Ощущение такое, будто едешь на американских горках. До меня доносились какие-то крики, свист, обрывки музыки. Потом начало качать из стороны в сторону. Это ужасно. Вдруг все стихло, и я увидел черное отверстие — вход в туннель. Чувствую, что меня неумолимо затягивает туда. В конце туннеля увидел свет, который по мере движения становился все ярче и ярче. В конце пути меня ожидала картина иного мира: я был окружен ореолом света и чувствовал себя слитым с космосом. Ощутил, что стал вращаться все быстрее и быстрее, но в этом не было ничего неприятного. Вдруг передо мной поплыли картины моей жизни — как на киноэкране. И я решил вернуться назад. Когда пришел в себя, то закричал от боли».
Этот рассказ может показаться цитатой из книги Моуди. Но это не так. Жерар Дураки скорее всего никогда не слышал об этом ученом, а историю самого Жерара рассказал французский журнал «Нувель обсерватер».
«...Грудь вдруг словно сдавило стальным обручем. Так, что вздохнуть не было никакой возможности. Да и дышать стало нечем. Потом почувствовал какой-то взрыв и следом за ним необычайную легкость и свободу. Я оказался вне своего тела и глядел на него, как бы нависая над ним. Свободу, которую я тогда почувствовал, можно сравнить со свободой, которую мог бы чувствовать младенец, вышедший из чрева матери на белый свет, настолько этот новый мир, в котором я очутился, оказался более многомерным и объемным! Затем увидел, как меня быстро укладывали на носилки, заносили в «скорую» и везли в больницу. Пришел в себя уже в реанимации, в своем теле». Обратите внимание на ассоциации, которые возникли у Андрея М, жителя российского города Тольятти, пережившего личный опыт клинической смерти: он, умирающий человек, ощутил себя... новорожденным. Нам с вами еще придется обратиться к этой весьма любопытной аналогии между смертью и рождением.
«Нам еще предстоит открыть все то, что наше нынешнее ограниченное знание исключает как невозможное»,— утверждал Карл Юнг, один из гениев ушедшего двадцатого столетия. Он умер в 1961 году и, естественно, ничего не знал о работах Моуди и его последователей. Но его вклад в исследование проблем, связанных с уходом человека из земной жизни, трудно переоценить. Личный опыт швейцарского психоаналитика потрясает не в меньшей степени, чем его теоретические исследования.
«Вы были как будто окружены светом»,— сказала сиделка Юнгу, попавшему в начале 1944 года на больничную койку с диагнозом «инфаркт». Он лежал без сознания и не смог потом точно описать свое состояние — то ли сон, то ли экстаз, но те видения, которые его посетили в эти минуты, забыть было невозможно. «Мне казалось, что я нахожусь высоко в небе. Далеко внизу, в чудесном голубом свете, я увидел земной шар. Я видел материки, окруженные темно-голубым пространством океана... Я видел также снежные вершины Гималаев, но они были скрыты туманом... В некотором отдалении я увидел огромный темный камень, похоже, это был метеорит величиной с дом, а может, и больше. Как и я, он парил в космосе».
Юнг увидел храмовые ворота и того, кто ожидал его прибытия. Это был индус, весь в белом, сидевший в позе лотоса на каменной скамейке. «У меня возникло чувство, что все, что было со мною прежде,— все сброшено». Но главное осталось — осталось все, что он когда-либо пережил, все, что с ним случилось в этой жизни: «Это было со мной, и это был я». Оставалась личность, сказали бы мы. Вместе с ее уникальным опытом, с ее подлинной памятью.
И в это мгновение Юнг понимает: больше он ни в чем не нуждается и ничего не желает. Его посетило ощущение великой полноты. И возникла твердая уверенность, что сейчас он приблизится к каменному храму, войдет в освещенную комнату и встретит тех людей, с которыми действительно связан. «Там я наконец пойму, что я собой представляю, каков мой исторический контекст. Я узнаю, что было прежде меня, зачем явился я, и что это за общий поток, которому принадлежит и моя жизнь. Я встречу там людей, которые знают ответы, — знают о том, что было прежде и что будет потом». Но этим ожиданиям не суждено было сбыться. Потому что его движение к храму было прервано появлением странной фигуры — это был его лечащий доктор в облике царя Коса.
«Когда он предстал передо мною, между нами произошел безмолвный разговор. Мой доктор был послан с земли с некой вестью: это был протест против моего ухода. Я не имел права покидать землю, и я должен был вернуться. Как только я осознал это, видение прекратилось».
Через три недели Карл Юнг окончательно вернулся к жизни. Его первым чувством было ощущение крайней несправедливости, внутри него все буквально бунтовало против необходимости вернуться в «этот» мир. Этот трехмерный мир казался ему тюрьмой. «Меня безумно раздражало то обстоятельство, что я должен воспринимать это как нечто нормальное. Я был так рад освободиться от всего этого, и теперь выходило, что я — как все прочие — буду жить, привязанный, в каком-то ящике. Когда я парил в пространстве, я был невесом и ничто не связывало меня. И теперь все это в прошлом!»
Человек оказался на границе между жизнью и смертью, он пережил «отделение» своей личности от притяжения трехмерного, земного, существования и был готов встретиться с «другими людьми», достиг того, что в модели Моуди определено как «граница, предел». Но был «возвращен обратно», причем против своего желания. Невыразимость собственных ощущений, разговор без слов, встреча с «посланцем» и — самое главное — соприкосновение с самым невероятным — с представлением о бесконечности человеческого существования.

Предыдущая      Статьи       Следущая




comments powered by Disqus

Содержание:

Мёртвый песок жизни
Свет в конце тоннеля
Смерть - это рождение, рождение - это смерть
Колесо жизни и смерти
Связь миров
Смерть, зачем ты нам дана?
Исскуство умирать
В присутствии смерти













Дружественные сайты: