Интересные сайты:



Связь миров

Дорога, которой нет конца
И внутри у неё стало пусто
Воздаяние, как нравственная основа бытия
Человек перед лицом совести
Картины прошлого - уроки совести
Судный день - суд совести
Что посеешь...
Каждому по роду жизни его
Я - царь, Я - червь
На вечные мучения
Город на крови

Человек перед лицом совести

В 1487 году в Риме с нетерпением ждали обещанного диспута. На нем предполагалось обсудить «900 тезисов обо всем, что познаваемо» философа Пико делла Мирандола. Но тема не устроила папу Иннокентия VIII, усмотревшего в ней ересь. И диспут так и закончился — не начинаясь.

Но его знаменитая «Речь о достоинстве человека», бывшая вступительным словом к диспуту, широко разошлась в кругах гуманистов того времени и, обретя известность, стала своеобразным манифестом эпохи Высокого Возрождения. Именно здесь находит законченное выражение философское обоснование учения о высоком назначении человека и его исключительной природе, Учение о достоинстве человеческой личности послужило основой для политических и социальных, но прежде всего этических и эстетических концепций итальянских гуманистов.

Это произведение было важным в осмыслении природы человека не только в те давние времена, небезынтересно оно и сегодня. Оно дает прекрасную пищу для размышлений и особенно важным представляется в контексте нашей темы.

Вот небольшой отрывок из «Речи о достоинстве человека:

«Тогда принял Бог человека как творение неопределенного образца, и поставив его в центре мира, сказал: «Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочитаешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь по велению своей души и в высшие божественные. О высшая щедрость Бога Отца! О высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем, чем хочет! Звери, как только рождаются, от материнской утробы получают все то, чем будут владеть потом, как говорит Луцилий. Высшие духи либо сначала, либо немного спустя становятся тем, чем будут в вечном бессмертии. Рождающемуся человеку Отец дал семена и зародыши разнородной жизни, и соответственно тому, как каждый возделает их, они вырастут и дадут в нем свои плоды. И если разовьет он зародыши растительные, то и жизнь будет вести растительную, если чувственные, то станет животным, если рациональные, то сделается небесным существом, а если духовные, то станет ангелом и сыном Божьим».

Гуманизм эпохи Возрождения создает восторженный гимн человеку, объявляя его самым прекрасным из всего, что создано Богом. Пико делла Мирандола не только разделяет эту точку зрения, но и возвышает до обобщения, создавая учение о достоинстве человека. Но и он, прославляющий человека, возносящий его на немыслимую высоту, констатирует двойственность его природы: свобода выбора позволяет стать человеку и животным, и «божьим сыном». Он и только он, обладая абсолютной свободой, сам решает, каким ему быть, сам выбирает ад или рай, проживая жизнь, наполненную низменными страстями или исполненную высокого смысла.

Наверное, сама эпоха Возрождения была по своей природе двойственна: провозглашая прекрасные и высокие принципы, она уже несла черты распада. Средневековая аскеза пала, абсолютная духовная диктатура церкви сломлена. Гуманизм реабилитировал земную жизнь, провозгласил величие человека, объявил естественным его стремление к радости.

Но раскрепощение личности сопровождалось не только расцветом талантов. Начинается чудовищный разгул эгоизма, хищнических инстинктов, аморальность становится нормой. (Правда, похоже на нас, сегодняшних?)

Характеристика нравственного состояния общества, которую дает один из шекспировских персонажей в «Короле Лире», прекрасно описывает нравы эпохи Возрождения: «Любовь остывает, слабеет дружба, везде братоубийственная рознь. В городах мятежи, в деревнях раздоры, во дворцах измены, и рушится семейная связь между родителями и детьми... Наше лучшее время миновало. Ожесточение, предательство, гибельные беспорядки будут сопровождать нас до могилы» (I, 2, пер. Б. Пастернака).

Создалось парадоксальное положение: гуманизм, провозглашавший величие человека, радость земного бытия, провоцирует использование его идей для оправдания произвола и распутства. Двойственная природа человека начинает проявляться с невероятной силой. Мыслящие люди не могли не видеть, не понимать, в какой страшный нравственный тупик попали.

Биография многих великих творцов эпохи — подтверждение тому. Время заката эпохи Возрождения - время усиления религиозных настроений. И это не случайно. Речь не шла об усилении церкви, о возросшем ее влиянии на интеллигенцию. Нравственная опустошенность, осознание гибельности избранного пути приводит к напряженным размышлениям: как должен жить человек, что можно и что недопустимо для «венца творения», какова должна быть расплата за зло. Идея воздаяния и ответственности за каждый шаг становится актуальной.

Хотя трудно назвать времена, когда человек совсем переставал думать об этом. Человек не ангел, не дьявол, он, как правило, сочетает в себе и то и другое. Правда, одни «выращивают» ангела, борясь с «дьяволом», а другие — наоборот.

И в давние времена, и сегодня человек ощущал ту двойственность, о которой говорил Пико делла Мирандола. Эта двойственность часто превращала человека в арену, где не на жизнь, а на смерть боролись два начала — высокое и низкое. Быть нравственным человеком, добрым, честным, благородным трудно во все времена. Куда легче быть плохим, уступая своему животному началу. Но так уж устроен человек, что ему, творящему зло, совершающему неблаговидные поступки, необходимо найти оправдание себе. А найдя, человек продолжает жить и дальше удобно, комфортно, так же, как жил. Значит, сам человек с его двойственной природой далеко не всегда способен оценивать себя, свою жизнь, свои поступки.

Вообще это очень актуальный вопрос для любого из нас — согласен ли ты с тем, что человек в любой ситуации скорее склонен к самооправданию, чем к самоосуждению и признанию своей вины?

Предыдущая      Статьи       Следущая




comments powered by Disqus

Содержание:

Мёртвый песок жизни
Свет в конце тоннеля
Смерть - это рождение, рождение - это смерть
Колесо жизни и смерти
Связь миров
Смерть, зачем ты нам дана?
Исскуство умирать
В присутствии смерти













Дружественные сайты: