Интересные сайты:



Исскуство умирать

Людей теряют только раз
Умирание становится одиноким
В круге равнодушия
Счастливая смерть
Хроники обьявленой смерти. История первая
Последняя пристань умирающего
Хроники обьявленой смерти. История вторая
История продолжается. Боль
История продолжается. Отец
История продолжается. Другие
Хроники обьявленой смерти. История заканчивается
Нужно ли помогать истории закончиться?
Хоспис. Последнее желание умирающего
Хоспис. Особое место для умирающих
Последняя болезнь. Проблемы умирания
Праздник... умирания?
В последние минуты
Чему учили книги мёртвых?
Вслед за Богами... Египетская книга мёртвых
Я отрину страх и ужас... Тибетская книга мёртвых
Мудрость жизни через опыт смерти
Я и смерть
Не о смерти, а о жизни

Я отрину страх и ужас... Тибетская книга мёртвых

Это тоже условное название, данное уже европейцами. Полное ее название — «Великое Освобождение в результате услышанного в бардо» («бардо» в переводе с тибетского — «промежуточное состояние»)

Книга Великого Освобождения, как и Книга Амдуат,— это сборник наставлений и молитв, которые читает лама над умершим человеком.

Все исследователи — и американцы Р. Моуди и С. Гроф, и русский переводчик книги, доктор физико-математичеких наук Е. Цветков — отмечают важную особенность текста: одна цель книги — научить умирающего вести себя в совершенно новой реальности, а другая — «помочь тем, кто живет, правильно думать о смерти и не задерживать умирающего своей любовью и эмоциями, чтобы он мог уйти в правильном духовном состоянии, освобожденный от всех физических тревог». Буддисты всегда были уверены, что последние мысли человека в момент его смерти не только определяют то, куда он попадет «после», но прежде всего влияют на характер его следующего воплощения в этом мире. Отсюда и желание того, чтобы в момент «перехода» (смерти) мыслям умирающего можно было помочь, придав им правильное направление. Это и есть одна из главных задач, которую решает тибетская Книга.

Книга Великого Освобождения впервые была переведена на английский язык ламой Кази Дава — Самдуп. Перевод был подготовлен к печати и издан в Оксфорде в 1927 году У.И. Эвансом-Вентцем. С тех пор и поныне над текстом книги много работали и работают исследователи, особенно в последние десятилетия.

Описание пограничных состояний (Чикаи бардо первой ступений) в книге поразительно похоже на рассказы людей, переживших околосмертный опыт. Многие из них, как вы помните, вспоминают об отделении души от тела и ее восхождении в высшие сферы, божественном белом свете, а после своего возвращения «оттуда» нередко обнаруживают, что их отношение к жизни глубоко изменяется и становится более духовным. Таково воздействие на душу и состояний бардо.

Бардо тибетской Книги — это некий промежуточный период между смертью и возрождением, длящийся 49 дней и состоящий из трех этапов. Первый из них описывает то, что физически ощущает человек в момент смерти, второй касается состояния, подобного сновидению, наступающему после смерти, а третий — это проявление инстинкта рождения, который ведет к пренатальным событиям и новому рождению.

Несмотря на то что сегодняшние читатели книги зачастую далеки от буддизма, а это значит, что смысл символов им непонятен, они делают поразительные открытия, ибо Тибетская книга мертвых — это великолепный учебник для живых. Так утверждают, в частности, психологи. Все, что с нами происходит, сказано в книге, есть порождение нас самих. Все радости и печали, несчастья и удачи — порождение нашей психики.

Лама, сорок дней читающий книгу, убеждает умершего понять главную тайну: все образы мирных и гневных божеств, являющиеся перед ним,— отражения его собственного сознания:

Когда меня осеняет бардо абсолютной сути,
Я отрину все мысли, полные страха и ужаса,
Я пойму: все, что передо мной возникает,
Есть проявление моего сознания.
Я знаю,. что таков вид бардо;
Сейчас в этот решающий миг
Не устрашусь мирных и гневных ликов
Моих же проявлений...

Так начинается путешествие в загробный мир, где всё таинственно и непонятно, где всё — знаки, и умение прочитать смысл знака означает слияние с ним, а значит, прекращение рождений. Собственно, это и является основной целью — помочь человеку не возвращаться на землю снова.

В первой части книги — Чикаи бардо — описано отделение духа от тела и состояние, следующее за смертью: «Когда разделены твои тело и ум, появляется абсолютная суть... Не бойся и не впадай в смятение... Из глубины придет могучий грохот — естественный звук абсолютной сути, подобный тысяче одновременных ударов грома... не бойся и не впадай в смятение. Сейчас ты обладаешь умственным телом (телом мысли), у тебя нет тела из плоти и крови, никакие звуки, краски, никакие лучи света не могут повредить тебе, и ты не можешь умереть. Легко понять их как твои же проявления. Знай, это и есть бардо».

Оказавшись вне тела, человек (его сознание) задает первый вопрос: мертв я или нет? Человек видит родственников, друзей, слышит, о чем они говорят. И тогда, рассмотрев, что все они собрались вокруг тела, узнав свое тело, человек задает следующий вопрос — где же я, если там лежит мое тело? Затем обнаруживает, что он обладает другим телом — прозрачным, или призрачным. И вновь лама предупреждает — «Не пугайся. Возникает ослепительное видение Первичного Чистого Света, Истинной реальности. Если человек способен узнать его, понять, что он часть этого света, он остается в Свете. Те, кто испуган, не подготовлен, не должны отчаиваться — придет Вторичный Чистый Свет. Но если упущена и эта возможность, начинается странствие, в котором человек проходит сложную последовательность состояний в следующих бардо.

Чикаи бардо длится три-четыре с половиной дня, иногда неделю. Чаще всего это время человек проводит в беспамятстве. И лама говорит о важности духовных практик (медитаций) при жизни, так как это позволит совершить сознательный переход в иной мир.

И далее лама наставляет: «Очнувшись, будь осторожен и внимателен. Не спеши! Не пугайся! Ты умер. Пойми это, оставь прошлое, не береди чувства, не дай им охватить твою душу, завладеть твоим умом и отвлечь тебя от главного. Тебе предстоит путь в Хониид бардо».

Этот путь длится пятнадцать дней. Наступает бардо Испытания реальности. Здесь душа встречается с различными божествами, и опять не следует забывать, что все они — порождение самого человека, его жизненного опыта.

Пять «молитв вдохновения» дает лама, они должны помочь соединиться с божеством, опознав его. Этому мешают накопленные человеком грехи. Приведем первые строки молитв:

Когда я блуждаю в сансаре, невежеством обуянный...
Когда я блуждаю в сансаре, пылая агрессивностью...
Когда я блуждаю в сансаре, гордостью обуянный...
Когда я блуждаю в сансаре, желанием обуянный...
Когда я блуждаю в сансаре, охваченный завистью...

Сосредоточив мысли на божестве, а каждое из божеств — воплощение состояния, противоположного названному пороку, — душа, или дух человека может освободиться. Это встречи с мирными божествами. Но если не сумел освободиться, ему предстоит встреча с божествами гневными. Устрашающ и ужасен их вид, чудовищны действия. Но вновь звучит предупреждение ламы:

«Не бойся, не устрашись, не смущайся. Познай гневное божество как проявление твоего же ума. Он твой идам, поэтому не бойся. Познание и освобождение придут одновременно.

«Идам» переводят как «божественый защитник». Перевод дает представление лишь о внешнем характере понятия. В Книге мертвых — это истинная, просветленная природа самого человека с учетом его личных особенностей.

Главная идея второй части книги в том, что умерший встречается с теми же божествами, которые были «мирными». Как в первом, так и во втором случаях присутствует пара богов — «божественная семья», основу всех пяти семей составляет изначальная и вечная энергия — абсолютно устойчивое состояние бытия. То, что ощущается как «гнев», есть проявление колоссальной силы этого состояния. Да и сам «гнев» сострадательный, в нем нет ненависти. Гневные божества преобразуют разрушительную энергию в энергию созидательную, ведущую к освобождению. И действительно, наши пороки несут в себе разрушительную энергию. Достаточно довериться божествам, принять их, как «негативное» превратится в нас в «позитивное».

Но беда в том, что и в жизни мы привязаны к своим порокам и любим их подчас сильнее своих достоинств. И после смерти, говорит Книга мертвых, человек испытывает чувство неприязни к гневным ликам (достаточно вспомнить, как мы реагируем на замечания и как не любим тех, кто говорит нам о наших недостатках), отталкивает их и продолжает свой тяжкий безрадостный путь.

Если человек не использует возможности освобождения в первых двух бардо, он попадает в третье — бардо Ищущих Возрождения. На этой стадии он обретает тело, но это особое тело, позволяющее беспрепятственно проникать сквозь любые препятствия.

Закон кармы определяет, что будет испытывать душа в этом бардо — счастье или мучения. Отрицательная карма обрекает на муки, положительная дает возможность испытать неземное блаженство.

Самым важным моментом в Сидпа бардо является суд, в процессе которого повелитель и судья мертвых Дхарма Раджа оценивает поступки с помощью Зеркала кармы. В зеркале видны все добрые и хорошие поступки, но все злое и дурное — тоже здесь. Доброе начало представлено в виде белых камешков, злое — в виде черных. Камешки кладут на чаши весов.

После суда перед умершим открывается шесть путей кармы, выбор которых зависит от добродетелей и пороков судимого. Если в Сидпа бардо не была использована благожелательным. Называются три зла, которые сопровождают тех, у кого дурная карма, и от которых необходимо избавиться, — гнев, себялюбие, невежество.

Несомненна закрытость Тибетской Книги мертвых. Она во многом остается непонятной и непонятой. Не случайно тибетский ученый Чогьяма Трунгпа назвал ее Книгой пространства, которое вмещает жизнь и смерть. Высший парадокс буддистского учения в том, что посмертный ритуал является инициацией в жизнь, проповедуемые принципы жизни — подготовкой к смерти. В этом смысле буддизм и все эзотерические религиозные доктрины очень схожи.

Итак, в промежуток между двумя жизнями душа возвращается к самому началу творения, повторяя весь этот процесс, готовясь к выходу из чрева при рождении. Родившись, душа постепенно забывает опыт предыдущих воплощений и различных состояний бардо. Иногда память возвращается только в раннем детстве или при приближении смерти, иногда ее пробуждают какие-то исключительные жизненные переживания. Карл Юнг рекомендовал европейцам читать тибетскую Книгу с конца, то есть с момента возрождения до описания смерти. Кроме того, он считал, что с точки зрения психоанализа опыт состояний бардо соответствует описанию психического содержания внутриутробного развития и раннего детства.

Если отстраниться от всего, что представляется спорным, то, возможно, останется главное — рассказ о непознанных глубинах человеческой психики и призыв к бесстрашию перед ними. И, конечно, эта книга — ясное и последовательное предупреждение о том, что путь порока и греха — путь совершения зла — приводит человека к разочарованиям и мучениям, а путь добра и любви — к радости и счастью.

Одно из основных наставлений древних книг для умирающих — не бояться смерти и относиться к своему уходу из жизни спокойно, не мучая понапрасну ни себя, ни окружающих. Тот же смысл заложен в философии хосписов. О том же пытаются сказать нам те, кто прошел через околосмертный опыт.

Предыдущая      Статьи       Следущая




comments powered by Disqus




Содержание:

Мёртвый песок жизни
Свет в конце тоннеля
Смерть - это рождение, рождение - это смерть
Колесо жизни и смерти
Связь миров
Смерть, зачем ты нам дана?
Исскуство умирать
В присутствии смерти











Дружественные сайты: