Интересные сайты:



Прыжок чёрной пантеры


В 1750 году в Риме была издана книга «Что можно увидеть на незамутненной поверхности с совершенным прилежанием изготовленных зеркал». Автор - уважаемый оптик и стекловар Карло Респиги - на основе более, чем дюжины фактов, доказывал, что бытовые, зажигательные, сигнальные, астрономические зеркала далеко не всегда отражают то, что есть на самом деле в окружающем нас мире.

Случается, что амальгама их, вызывая «мозговые иллюзии», в иллюзии же, подчас весьма опасные, втягивает. «Но, если проявить чистоту намерений и похвальную покорность, - утверждает оптик, - можно получить пророческие видения, на поверку выходящие более достоверными, чем бывают при пользовании гадальными картами Таро».

Не фантазирует ли Респиги? Отнюдь. И вот почему. Являясь смотрителем и реставратором витражей собора Святого Петра, что на территории государства в государстве - Ватикан - он, будучи носителем духовного сана, составил свой любопытнейший труд, как предостережение тем, кто пользуется зеркалами не по прямому назначению, предпочитая свойства «кривые, потусторонние, от лукавого».

По мнению Респиги, грех этот столь тягостен, что не прощается даже посмертно. Впрочем, прежде, чем обратиться к гипотезе о многоликой природе зеркал, не мешает непредвзято вглядеться в факты, изложенные в старинной книге.

Дьявольское зеркало

Первый, воистину жутковатый случай, связанный с зеркальными панелями, вмонтированными в стены напротив друг друга, произошел зимой 1712 года в Германии, в Баден-Бадене. После кончины от апокалипсического удара престарелого торговца древесиной и торфом Гюнтера фон Графа накануне похорон гроб с его телом был на ночь установлен в большой зале местного дворянского собрания. Покойный происходил из знатного рода. Потому, согласно сословному рангу, в почетный караул отрядили офицеров местного гарнизона. Стояли они попарно по бокам гроба, сменяясь каждые два часа. В рапортах об оказиях, начавшихся сразу после полуночи, служивые подробно, с чисто немецкой пунктуальностью отобразили «форменные дьявольские кошмары».

Не растекаясь мыслью по древу, обобщенно феномен можно свести к тому, что чистейшие панели венецианских зеркал неоднократно мутнели «до состояния омытых мыльной водой». Когда же они чернели, прямо из зеркал, на уровне двух метров от пола выпрыгивали самые настоящие черные пантеры. Звери, ища выхода, метались по залу. Офицеры - молодцы не робкого десятка - устраивали охоту, несколько раз ударами сабель раня животных. На паркете, как доказательство реальности событий, осталась кровь, густая и пахучая. Утром солдаты кровь смыли, задрапировав зеркала-сукном, так как одно оказалось с пробоиной, будто от пушечного ядра, другое оказалось черным, будто каменный уголь на сколе.

Однако прыжками пантер ночные злоключения не ограничились. Установщики зеркал, монтируя их в 1706 году, дабы поразвлечь публику, добились эффекта зеркальных коридоров, когда люди, попадая в пространство между зеркалами, могли наблюдать за собою, «в бесчисленных двойственных и тройственных копиях, уходящими за стекло и из-за стекла появляющимися».

С гробом фон Графа данная оптическая иллюзия сыграла злую и жестокую шутку. Офицеры почетного караула в голос уверяли, будто около пяти часов утра покойный из гроба исчез, затем исчез и гроб. Момента исчезновения никто не заметил. Зато все отчетливо наблюдали, как фон Граф, отраженный в зеркале «рывками, словно преодолевая твердые слои», брел вслед пустому собственному гробу, и почему-то на нем не было камзола и парика».

Респиги итожит: «Можно было бы отнести свидетельства достойных караульных о том, что они не разглядели зеленого сюртука и набивного парика по причине временно помутившего взоры вглядывания в зеркала, не будь четкой детали. После ухода и возвращения гроба, на умершем отсутствовал сюртук, некоторые предметы туалета, в том числе - парик. Золотые украшения, в купе с большой медалью, остались не тронутыми, что указывает на отсутствие умысла похищения либо другой пакостной проделки».

Трудно поверить в то, что зеркальное стекло может, по словам Карло Респиги, впускать в наш мир сонмы потусторонних звероподобных тварей, забирать в мир иной, иногда навсегда, людей скончавшихся либо живых. Не делая скоропалительных выводов, обратимся еще к одной истории, когда невозвращенцами стала группа из восьми монахов, завершающая полировку металлического зеркального нимба над головой деревянной статуи распятого Христа. Загадочное происшествие это имело место в 1733 году в храме порта Ираклион на греческом острове Крит.

Повествование ведется устами некоего отца Мадейры, не последовавшего за несчастными товарищами своими лишь по счастливой случайности. Конкретно священник клянется в том, что, когда снятый со статуи нимб, на самом деле больших размеров оловянное зеркало, был уложен на каменную плиту, и его изрядно потерли, все собаки округи тут же явились. А из центра венца выпрыгнула огромных размеров черная кошка, в безумии ищущая пути назад, и не найдя его, околевшая в судорогах. Поверхность зеркала, сделавшись белой, как молоко, растрескалась. Из центра ударили три кроваво-красных луча, при значительном удалении образовавшие нечто наподобие пятипалой, по локоть, руки. Рука как бы звала, манила. Монахи, уменьшившись до карликовых размеров, рядком, приподняв расколотый нимб, скрылись под ним. Момент исчезновения священник сравнивает с всасыванием в каменную плиту, на которой сформировалось подобие ребристой, слабо светящейся зеленью воронки.

Обследование плиты, принявшей прежний вид, ничего не дало, безуспешными были также поиски пропавших монахов. Зазеркальную кошку, как исчадие ада, подвергли публичному сожжению. Расколотый венец переплавили, отлив множество нательных крестов, розданных нищим и убогим. Отец Мадейра до конца дней опасался всматриваться в зеркала. После событий в храме у него открылся странный дар - взглядом раскалывал блестящие предметы, будь они из стекла, металла либо камня.

Оставаясь плохо изученными, магические и мистические свойства зеркал, тем не менее, продолжают подбрасывать пищу для размышлений современной науке. Если сравнительно недавно данные, приведенные в книге Карло Респиги, относили к разряду изощренных «поповских» измышлений, то нынче ученые, изучающие свойства зеркальной симметрии, пытаются докопаться до сути, сделав главным фигурантом, провоцирующим феномен «на включение» -человека, его психические и физические силы. В частности, советский востоковед, популяризатор науки, писатель фантаст Кир Булычев (Можейко) последние годы жизни, вплоть до 2003 года, увлеченно собирал и анализировал исторические факты, подтверждающие то, что идеально отшлифованные блестящие поверхности издревле служили людям коридорами, позволяющими прозревать будущее и прошлое. И не только прозревать, а на основе встающих перед глазами событийных картин, выстраивать личную или общественную стратегию действий, растянутых на годы.

«Зеркальный оракул, несомненно, работоспособен, с этим надобно смириться», - пишет Булычев в послесловии последней редакции своей знаменитой книги «7 из 37 чудес», в то же время, недоумевая, почему феномену сопутствуют призрачные черные рыси либо пантеры, отчего зеркала, долгие годы используемые в практике пророческих прозрений, на исходе «карьеры» становятся угольно-черными, дабы, в конце концов, обратиться в черную стеклянную пыль? Действительно, почему? Булычев, как правило, всегда точный в оценках, предлагает гипотезу, отталкиваясь от истины, согласно которой сон разума рождает чудовищ. Он предполагает к тому же, что при долгом всматривании в зеркальные поверхности человек впадает в транс, его мозг начинает спать, под гипнозом грезя. Высвобождаются колоссальные, пока неизученные «особые» энергии, способные разрушать, созидать, прорываться в любые времена, при редчайшем стечении уникальных условий перемещая оттуда и туда материальные предметы.

Александр ВОЛОДЕВ








      Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: