Интересные сайты:



И бежать расхотелось...


В ряду загадок человеческой психики неизменно упоминают столь полное приспособление к тяжёлым, подчас экстремальным обстоятельствам, что они становятся уже и как бы приятными. Боролся-боролся человек с ситуацией, а потом понял, что вроде бы не так уж она и плоха. Иногда это явные нарушения восприятия - сейчас, например, часто пишут о так называемом "стокгольмском синдроме", когда некоторые заложники начинают сочувствовать террористам.

В прежние времена вспоминали случаи, когда похищенные и ставшие невольницами в итоге влюблялись в своих похитителей. Однако история дает удивительные примеры того, как отдельным людям удается пройти по острию «психологического лезвия», не ожесточившись в экстремальной ситуации, но и не поддавшись ей. Увы, такие люди не всегда могут быть образцом для подражания, так как среди подобных типов немало авантюристов. И все же умение найти баланс между ригидностью и пластичностью психики столь ценно, да и просто необходимо в некоторых профессиях. Так что кое-какие примеры такого рода стоят того, чтобы о них напомнить.

Барон Тренк

Жил-был некто Фридрих Тренк, родившийся в Кенигсберге в 1726 году и имевший по рождению право на баронский титул. Уже в 16 лет юный барон Тренк поступил в университет, где в качестве лучшего студиозуса был представлен тогдашнему прусскому королю Фридриху II. Король предложил Тренку бросить учебу и пойти на службу. По сути, с этого и началась данная история. Юный офицер-придворный влюбился в сестру короля, принцессу Амалию, с которой он познакомился на балу по случаю шведско-прусского династического брака. Вскоре началась война с Австрией, и 18-летний Тренк оказался в гуще боев, где показал себя храбрецом. Тем временем завистник, Генрих фон Яшински, шепнул королю о романе его сестры. А вдобавок, оказавшись на войне командиром барона, постарался обвинить юного офицера и в измене. Тут надо заметить, что двоюродный брат барона Тренка, опытный полковник, воевал на стороне Австрии. И однажды отряд кузена взял в плен денщика Тренка, а также его коней. Узнав, что он лишил денщика родича, австрийский полковник велел вернуть и денщика и коней в прусский лагерь с запиской «Тренк-австриец не воюет со своим кузеном, Тренком-пруссаком». Королю Фридриху II эта история не понравилась. А тут еще юный офицер написал брату ответное письмо. Королю представили это как изменническую переписку. В итоге Фридрих Тренк был помещен в крепость Глац, но пользовался там относительной свободой. Однако его попытка организовать групповой побег была выявлена, так что бежать удалось только одному из его приятелей. Тренк написал королю резкое письмо - пусть, мол, судят. Теперь он попал в башню. Подпилив решетку, Тренк спустился на землю по веревочной лестнице, но вскоре едва не утонул в яме с нечистотами. Пришлось звать на помощь караульных... Над Тренком потешались - утонуть не дали, но и вытаскивать не спешили. А потом еще весь день не давали вымыться.

Следующая попытка бежать была актом отчаяния - Тренк выхватил пагу у осматривавшего каземат майора, ранил четверых солдат, смело прыгнул в ров, но не смог перелезть через частокол, окружавший крепость снаружи - застряла нога.

Затем Тренк стал агитировать караульных поднять бунт. Заговорщиков выдали, они все же взбунтовались, но не сумели взломать дверь камеры Тренка и в итоге прорвались наружу и даже сумели уйти за границу. Со скуки Тренк поддел одного из офицеров стражи, отчаянного дуэлянта. Да так, что тот сам принес ему саблю. Дуэль в камере закончилась ранением заядлого драчуна. Теперь он с еще одним таким же задирой решили помочь барону бежать. Побег втроем чудом удался - с трудом добравшись до границы с Богемией, беглецы наткнулись на поручика, посланного за ними в погоню с целым отрядом солдат. Однако солдаы были в стороне, а поручик сочувствовал им и отпустил. Теперь барон оказался меж двух огней - и прусский король послал агентов с целью выкрасть его и вернуть в Пруссию, и расчет на службу в Вене не оправдался. Из-за имущественного спора его кузен не только не составил протекцию, но и подослал к своему двоюродному брату убийц. Тренк еле спасся, сбежал сначала в Голландию, а потом в Россию. В нашей стране он поступил было на службу в драгунский полк, но в 1749 году в Вене умер его кузен, оставивший большое наследство. Тренк приехал в Вену, где судился с множеством других претендентов на это богатство, в результате чего получил лишь небольшую часть. Он было поступил на австрийскую службу, но из-за смерти матери поехал в прусские земли, где был узнан и вновь брошен в каземат в Магдебурге. Здесь Тренк вновь сумел подговорить охранников помочь ему бежать и стал рыть подкоп. Предварительно он сумел также передать письма своим родственникам и покровителю при прусском дворе - одному из министров. Однако передававшую письмо девушку сумел разговорить секретарь чиновника, он-то и доложил королю о плане побега. Однако сочувствующий Тренку гренадер не был разоблачен.

Теперь узника приковали к стене и за руки, и за ноги. Новая камера имела окошко, выходившее на стену рва, где специально для него выложили фамилию «Тренк» красными кирпичами. В камере заранее выкопали могилу, а на плите тоже написали его имя. Одним словом, попробовали сломить психически. Барон ухитрился научиться освобождать одну руку, затем постепенно сумел сбить заклепки с кандалов. Он сумел вскрыть три двери из четырех, но эта попытка закончилась новыми кандалами и укреплением дверей.

Сочувствующий гренадер передал узнику пилки, нож, пистолет. Тренк стал рыть подкоп. Одно из его писем родственникам было перехвачено. Однако подкоп обнаружен не был. Бедняге стали сочувствовать и некоторые офицеры, так, новые кандалы ему специально сделали такими, чтобы можно было освобождать руки. Рытье подкопа продолжалось. Очередной обыск. Тренк решил рыть два подкопа - настоящий и ложный. Когда при очередном обыске в камере обнаружили кучу песка, нашли только ложный ход. Однажды в подземный ход упал камень крепостной стены, под которую уже пробрался Тренк. Он едва не задохнулся, но сумел прокопать себе лаз обратно в камеру. Между тем прошло уже 8 лет. И тут случилось невероятное - Тренк сам рассказал начальству, что может бежать в любую минуту. И попросил помилования у короля. Между прочим, за эти годы один из комендантов крепости сошел с ума, другой, правда, просто оставил службу по семейным обстоятельствам.

Очередной комендант крепости вступил с узником в переговоры - видимо, как дворянин с дворянином (комендант был герцогом). Комендант потребовал доказательств того, что узник может бежать. И Тренк сам показал свой подземный ход, то есть он уже и не хотел бежать, а только хотел доказать королю, что тот неправ, считая барона предателем. Король думал целый год. И в итоге помиловал Тренка.

Так что же, узник сошел у ума? Или был патологически предан столь жестокому к нему правителю? Отнюдь нет. На свободе он, 37-летний дворянин, уехал в Вену. Там был ненадолго посажен в тюрьму конкурирующими наследниками своего покойного кузена. Но был выпущен и поступил на австрийскую службу. Стал майором. Женился на дочери бургомистра города Аахен. Стал торговать вином и путешествовать по Европе, особенно часто бывая в Англии и Франции. А заодно стал издателем журнала под названием «Друг человечества». Считают, что он выполнял ряд специальных поручений австрийского правительства, что явно указывает на отсутствие слепой преданности прусскому королю, а также исключает неадекватность. Поручения оплачивались. Затем барон жил в своем венгерском поместье, писал мемуары, в 1787 году посетил Кенигсберг, где встретил свою первую любовь - принцессу Амалию. Прошло много лет, но Амалия даже стала оказывать содействие в устройстве баронских детей.

И все же конец Тренка был печален. Дети умерли. А ставший писателем Тренк вздумал похвалить начавшуюся Французскую революцию. В Вене это не могло понравиться - напомню, что свергнутая французская королева Мария-Антуанетта была австрийкой. Барона сначала посадили в тюрьму, а затем выслали из Австрии. Тренк отправился в Париж. Было это в 1791 году. Как известно, в ходе Французской революции широко пользовались таким средством от «головной боли», как изобретенное врачом Гильотеном устройство, названное в его честь гильотиной. Одобрил эту конструкцию в свое время даже и казненный впоследствии этим способом король. А уж подозрение в шпионаже было в то время в Париже попросту типичным. Написал ведь Тренк в своих мемуарах о том, как просил помилования у прусского короля. Как тут не заподозрить, что он прусский шпион. Замечу - с тем же успехом можно было сказать, что австрийский - может быть, из Австрии выслали для прикрытия. В России, правда, барон Фридрих Тренк служил слишком уж недолго. А то и наших бы вспомнили. Одним словом, попал проживший бурную жизнь барон в Париже в тюрьму, но на этот раз бежать не пробовал. И в 1794 году его казнили, и этот сюжет можно рассматривать как историю жизни авантюриста. Так обычно и поступают - барон Тренк неизменно фигурирует во всех списках знаменитых искателей прикпючений, несколько лет назад его история была экранизирована в Германии под названием «Два сердца - одна корона».

Но можно посмотреть на эту историю и совсем в другом ракурсе - как яркий пример того загадочного психологического эффекта, когда человек в экстремальных обстоятельствах настолько «вписывается» в ситуацию, что уже и жить по-иному не может. И, между прочим, даже ради службы в свите короля не стоит бросать учебу в университете. Хороший король возьмет на службу после окончания учебы. А так - барону Тренку бурные приключения не принесли счастья.

Сергей КРИВЕНКОВ








      Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: