Интересные сайты:


Хрустальные миры Джин Диксон


Американка Джин Диксон, известная у себя на родине как провидица, никогда не ошибавшаяся в прогнозах, вне всякого сомнения, стоит на одной планке с другими великими пророками истории человечества.

Уникальный дар

У неё, впрочем, есть неоспоримое преимущество. Живущая в эпоху глобального прогресса средств массовой информации, она в газетах, журналах, на киноплёнках, увидевших свет задолго до её прогнозов, оставила невообразимое количество доказательств уникального дара. Поэтому всякий, желающий удостовериться в том, что миссис Диксон отнюдь не мошенница, может отправиться в любую библиотеку любого населённого пункта США, просмотреть фильмокопии печатных изданий и воскликнуть следом за президентом Рузвельтом: «Да, эта дама вывернула наизнанку мои представления о границах человеческих, у которых в её лице, получается, границ нет!». Рузвельт, надо отдать должное его проницательности, тогда, в далёком 1944 году, предположил, что потрясающие воображение способности Джин неким образом связаны с её «не, как у прочих, психическим и эмоциональным устройством». 30 лет спустя нейрофизиолог Хосе Дельгадо, непревзойдённый знаток глубинных структур мыслящего мозга, высказался более категорично: «В её случае мы имеем аномалию, на грани патологии. Редчайшее отклонение от усреднённой нормы, значительно превзойдя её, даже превосходит самый смелый пророческий импульс, возникающий вполне спонтанно и вполне периодически. Так сказать, по потребностям надвигающихся актуальных событий».

Прелюдия к ясновидению

Джин Диксон

События, которые ясно, «словно на духу», предвидела, предсказывала Джин Диксон, были всегда актуальными, зачастую имели трагическую подоплёку, трагические последствия. Потому-то Джин, по её собственному высказыванию, страшилась видений, преследующих её неотступно, страдала и мучилась, ощущая себя главной жертвой. «Жизнь моя с раннего детства похожа на пытку. Одно спасает от безумия - человек не способен изменить божественные предначертания. Моя судьба - безропотно нести крест мученицы», - не скрывала она. Скрывать что-либо и впрямь было невозможно. Нормальное самочувствие возвращалось только после того, как она публично, в деталях, «излагала правду», какой бы неприглядной, горькой она не была. Но, прежде чем познакомиться с гипотезой профессора Дельгадо, назвавшего дар Джин Диксон скольжением по хрустальным мирам мироздания, попытавшегося объяснить, что в них с ней происходит, обратимся к биографии. На поверку - второй стороне «медали пророчеств». Обратимся, начав с того, что Джин, родившейся 3 января 1918 года, в городке Медворд штата Висконсин, пожелай она того, можно было, купаясь в роскоши и праздности, обременять землю, потому что отец её, богатейший лесопромышленник, мистер Пинкерт, искренне считал, что трудиться не покладая рук для семьи должны мужчины. Женщины же должны трудиться «слегка», исключительно «внутри семьи». Любимая дочь, однако, пожелала поступить наперекор, сначала получив блестящее экономическое образование, затем существенно приращивая традиционный клановый бизнес. Это, впрочем, было потом, когда Джин - импозантная светская львица - разменяла третий десяток, усиленно скрывая от посторонних то, что «просматривает укрытое в толще лет, словно лучший рентген». То, чем была наделена, едва научившись говорить. То, чего побаивались родные, в конце концов, смерившись с неизбежностью.

Конверт с чёрной окантовкой

К примеру, первым ужасным предсказанием малышки Джин было предсказание о смерти отца. Ребёнок попросил у матери показать конверт с чёрной окантовкой, якобы полученный по почте. В подобных конвертах всегда доставляли «похоронные» телеграммы. Мать с лёгкой тревогой прогнала «болтушку дочь». Вечером же страшный конверт, в котором содержалось извещение о том, что глава семейства скоропостижно скончался по пути домой, действительно, был доставлен. Слух о том, что ребёнок «видит не как все» разлетелся по округе. В поместье Пинкертов потянулись соседи, и 5-летняя Джин точно указывала место, где следует искать пропавших коров, лошадей, угнанные автомобили, самих угонщиков, похитителей зерна, фуража, другой собственности. За девочкой закрепилось прозвище - Маленькая спасительница. У Маленькой спасительницы, между тем, в активе появилось и по-настоящему большое, зафиксированное в местной газете, предсказание. Старшему брату Эрни, которому мать запретила играть в отвлекающий от учёбы футбол, она «гарантировала», что ровно через 10 лет он станет великим нападающим. Так и случилось. Имя Эрни Пинкерта навечно занесено в Золотую книгу почёта американского футбола.

Пророческие способности не мешали Джин отлично учиться в школе. Она же мечтала, чтобы её покинули предшествующие предсказаниям «изматывающие головные боли, изнуряющие дрожания рук, ног, временная слепота, когда окружающее превращалось в липкую белёсую пелену». Мечтам не суждено было сбыться. Это 8-летняя Джин осознала после встречи в поместье Питера Бербанка, где гостила, с приживалкой, «очень древней, очень мудрой цыганкой», которая, мельком взглянув на девочку, опустилась перед ней на колени и поцеловала её ладонь.

«Такая комбинация линий, как у тебя на ладони, встречается один раз в тысячелетие. Тебе суждено стать великой предсказательницей», - объявила цыганка, подарив «необходимый атрибут» - многогранный хрустальный шар. Дарительница, сказав, что главную свою миссию выполнила, удалилась во флигель, где той же ночью тихо скончалась. Джин, от которой, чтобы не огорчать, скрыли смерть цыганки, день спустя, играя с шаром, увидела в центре его картинку, «где следует побывать». Безошибочно выйдя к кладбищу, к могиле цыганки, положила на плиту белые розы - любимые цветы старушки. Положила и услышала её голос ниоткуда: «Иди, служи, но не прислуживай и всегда помни о том, что, когда уходят люди, вместе с ними уходит частица тебя». Джин, почти не удивившаяся неведомому напутствию, долго размышляла над тем, что за частица обязательно должна от неё уходить? Помог хрустальный шар цыганки, в который, держа на солнце, она теперь вглядывалась при каждом удобном случае. Домашние тоже пытались повторять смотрение. Да, что толку. Ничегошеньки не видели. Зато Джин видела сокровенные тайны всех и вся в окружности десятков миль.

Фильмы из коллекции творца

Годы позже, в беседе с писателем Оливером де Стуц миссис Диксон описала «процесс открытия пророческого зрения» емко: «Пристальный взгляд на гранёный хрусталь, переливающийся, как огромный бриллиант тысячами волшебных красок, явно гипнотизировал меня, начинал наплывать реалистичный, как в стереокино, экран. Мне оставалось без суеты войти туда, и, стоя чуть в стороне, наблюдать за тем, как развиваются события, которые ещё не случились, но, которым обязательно суждено случиться». Эти «фильмы фильмотеки Творца», которые смотрела Джин, никогда не были немыми. Параллельно визуальному ряду шёл ряд звуковой. Вкупе, словно мозаика, формировались ценнейшие информационные потоки. Ошибки в пророческих прогнозах были полностью исключены. Джин, которую ныне справедливо называют первой всевидящей леди Америки, имела стопроцентное попадание в яолочко, чем не могла похвастаться даже великая болгарская предсказательница Ванга. Не случайно осенью 1944 году прикованный к инвалидной коляске смертельно больной президент Рузвельт, пригласив Джин в Белый дом, не у лечащих врачей, а именно у неё осведомился, сколько ему отпущено дней и часов жизни. Не смея лукавить с человеком, перед мужеством и умом которого преклонялась, миссис Диксон назвала точную до минут дату кончины. Рузвельт, пригласив стенографистов, распорядился всё, что скажет гостья, фиксировать на официальные бланки. Бесценные бумаги эти сохранились, став реликвией. Что же в них? Джин сказала, что США и СССР после окончания войны сначала вступят в конфронтацию, потом странам придётся объединиться, чтобы противостоять мощи красного Китая, в дальнейшем неизбежного экономического донора Америки. Президент возразил, что Китай отсталая, полуфеодальная страна, вовсе не коммунистическая, коей Америка вертит, как хочет. Джин ответила, что в срок одной человеческой жизни Китай по мощи сравняется с её родиной, выйдет за пределы планеты, станет строить там города и промышленные объекты - чудо технологии.

Коммунизма не избежать

Реакция Рузвельта, судя по стенограммам, была мудрой, взвешенной, как вспоминала провидица, слегка провокационной. Он осторожно осведомился, может ли Джин назвать имена «русских лидеров» по очереди,вплоть до конца XX века? Фамилии миссис Диксон не перечислила, зато составила потрясающие по колориту и точности словесные портреты, обозначив вехи закулисной борьбы за власть в советском руководстве.

Легко узнаваемы все, вплоть до Хрущёва, Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачёва. Джин упредила вопрос Рузвельта о судьбе СССР: «Держава расколется, как раскололся бы мой хрустальный шар, если уронить, но этому государству никак не избежать соборности и второй, окончательной, волны коммунизма». В ходе этой пятичасовой встречи Рузвельт узнал, что ближний космос будет поначалу советским, что по поверхности Луны первыми прогуляются американские парни. Как выяснилось после рассекречивания стенограмм Рузвельта - Диксон, впервые о покушении на Джона Кеннеди, о том, что клан Кеннеди будет изведён почти под корень, Джин впервые предупредила не 22 ноября 1963 года. А в ноябре 1944! Что снимает с провидицы годами муссируемое средствами массовой коммуникации обвинение в том, будто она узнала о готовящихся покушениях непосредственно от тех, кто их готовил и осуществил. Сама миссис Диксон, когда её упрекнули в том, что она знала о решении любимицы нации Мэрилин Монро свести счёты с жизнью, не воспрепятствовала, лишь задолго обозначила срок беды, расплакалась: «Моя миссия предупреждать посредством газет, журналов, радио, телевидения. Жаль, что стали прислушиваться слишком поздно, когда мой дар по причине преклонного возраста истощился, нуждается в наследовании кем-то, кого вижу, о ком пока молчу».

Фиаско великих должников

Американцы, обожающие шутливую статистику, подсчитали, что у Джин Диксон, среди знаменитостей 156 должников, клятвенно обещавших, в случае, если тот или иной прогноз оправдается, прилюдно съесть предмет одежды, на который укажет публика. Джин всегда решительно запрещала заниматься «поеданием тряпок», милостиво соглашаясь отобедать с «залетевшими» в щекотливое положение. Таким образом, наслаждение её любимым блюдом - бифштексами с кровью - разделили такие замечательные люди, как Фрэнк Синатра, Роберт Кеннеди, Аристотель Онасис, Яша Хейфец, Джон Леннон. Леннон, вознамерившийся «закусить собственными подтяжками, слукавил - пользоваться помочами он терпеть не мог. Да, и миссис Диксон не решилась сказать правду о его «смерти от револьверных пуль», посоветовав, «дабы в жизни было светло и уютно, покинуть Нью-Йорк, «забыть о городе соблазнов и зависти». Леннон совет проигнорировал. Последствия «непослушания» общеизвестны. Вообще же, провидица, повсеместно жалуясь на то, что совершенно не разбирается в технике, в конце 40-х годов предсказала появление компактных счётно-решающих машин - компьютеров, боевых лазеров и боевых, оснащённых ими, выведенных в космос, платформ, цветного сверхчёткого разрешения объёмного телевидения, нынешнего 3-D, и ещё много чего. Преуспела Джин Диксон в прогнозировании стихийных бедствий, чем спасла тысячи жизней в родном отечестве и за его пределами. К США, однако, оказалась немилостива, пообещав на исходе XXI века крах экономического и социального устройства общества. «Дни грядут чернее, чем кожа чёрных, представления об общественном порядке будут краснее, чем красное знамя», - заверила она. Так ли? Увидят будущие поколения.

Послесловие к триумфу

Нейрофизиолог Хосе Дельгадо в набросках к книге «Языки мозга» о провидцах, подобных Джин Диксон, высказался в том смысле, будто бы они, являясь сейчас уникумами, под напором эволюции «пустят разросшиеся корни». Более того, даром предсказывать грядущие события станет обладать каждый третий. Гипотеза заманчивая, позволяющая избежать губительных для отдельных личностей и цивилизации в целом ошибок и просчётов.

Александр ВОЛОДЕВ








Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: